Коррупция во спасение, или — ?

0

Президент Путин в своём послании Федеральному собранию обещал капиталу амнистию – полную. То есть: — «не спросят об источниках и способах получения капитала».

Но, такая амнистия противоречит принципам FATF (Financial Action Task Force).
Эта организация вырабатывает стандарты в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансирования терроризма (для некомпетентных читателей. – Э.Л.)

Недаром, некоторые, особенно высокопоставленные, чиновники побаиваются гласности своих доходов. Как любит повторять Дмитрий Медведев: «Нам не нужна гласность, нам нужна свобода слова».

Но, обратимся к мнениям специалистов.

Александра Лазорина, партнёр PwC: — «По правилам FATF амнистия не должна предусматривать даже частичного освобождения от соблюдения законов о противодействии отмыванию и финансированию терроризма».

Отход от этого принципа грозит попаданием в чёрный список – ко всем нашим бедам и санкциям нам ещё не хватает этого…

Андрей Белоусов, помощник президента заверил: — «Ограничения FATF будут учтены, попадание в чёрный список исключено. Совершенно точно под амнистию не попадут подозрительные капиталы – полученные в результате отмывания преступных доходов или от оборота наркотиков».

Благо, вчера в Минфине участники совещания по амнистии признали: в той конструкции, в какой задача обрисована, она не решается.
Проблема шире – FATF следит не только за легализацией.
Мошенничеству, коррупции, экономической преступности – также никакой амнистии!
Довольствуйтесь, господа хорошие, только налоговыми и валютными нарушениями.

Заметим, что амнистия стала неожиданностью – она появилась в тексте послания за три дня до речи.

Хотя, как заверил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: — У чиновников есть пять с половиной месяцев (срок исполнения поручения), чтобы выйти из этого тупика».

То есть, надо понимать, «Кто не успеет, я – не виноват!»

Минфин просил экспертов подумать, как убрать противоречие, но у них пока нет идей.

Россия уже побывала в чёрном списке.
Исключена из него в июне 2002г.
Не хотелось бы из-за отдельных «криминально-тугих кошельков» вновь превратиться в страну-изгоя.
А это уже не только запрет фондирования, но и ограничение корреспондентских отношений, размера переводов, возможность проводить платежи только в определённые разрешённые отрасли.

Иначе, амнистия превращается в профанацию.

Приведём типичную схему – человек раскроется, его не привлекут за налоговые нарушения, но привлекут за легализацию.

Владимир Китсинг, юрист «Князев и партнёры»: — «Так как часто легализуют денежные средства, полученные при уклонении от уплаты налогов, есть прецеденты, когда легализацию цепляют «паровозом» к налоговым делам, и гораздо чаще – коррупционные и мошеннические составы».

Как любит, порой, заканчивать фразу Владимир Владимирович: — «Ну, вы сами понимаете…»

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.